Новости

Газ требует стремительного сжижения

Shell прогнозирует дефицит предложения СПГ к 2040 году на уровне 180–340 млн тонн. К тому времени спрос на СПГ превысит 700 млн тонн, что на 90% выше, чем в 2021 году. Вместе с тем высокая волатильность цен, судя по фундаментальным показателям рынка, будет сохраняться: при росте зависимости рынка от СПГ свыше 65% будут уходить в Азию, которая продолжает заключать долгосрочные контракты. В Европе же, по ожиданиям Shell, существенно возрастет доля спотовых продаж.
Волатильность цен на газ в Европе будет наблюдаться вплоть до 2030 года, на что указывают фундаментальные показатели рынка, говорится в ежегодном обзоре Shell по рынку СПГ. Так, доля этого топлива в энергобалансе будет расти, а импорт трубопроводного газа и собственная добыча газа снижаться год к году. При этом доля спотовых контрактов в Европе вырастет примерно в 2,5 раза, а гибкие контракты (с возможностью перенаправления грузов) и твердые контракты к 2030 году останутся примерно на прежнем уровне.

При этом спрос на СПГ в первую очередь будет увеличивать азиатский рынок: Китай будет активно замещать уголь газом, при этом страна сократит собственное производство газа.
Так, к 2040 году импорт СПГ увеличится с 380 млн тонн в год до примерно 760 млн тонн в год. До 65,7% объема СПГ будет забирать азиатский рынок, где преимущественно и будут действовать долгосрочные контракты.
Ожидаемый рост спроса в Азии, в первую очередь в Юго-Восточной, Южной Азии и в Китае, потребует нового предложения со стороны рынка, сообщает Shell, иначе к середине 2020-х годов будет наблюдаться дефицит СПГ, который к 2040 году может составить от 180 млн до 340 млн тонн в год.

По оценке Shell, мировая торговля СПГ в 2021 году выросла на 6%, до 380 млн тонн в год. Но цены на газ при этом сохраняли волатильность из-за растущего спроса на СПГ в сочетании с дефицитом поставок. Кроме того, в 2021 году в Европе снижалась выработка ВИЭ: при росте установленной мощности на 6%, почти до 400 ГВт, общая производительность снизилась на 3% — в основном за счет снижения выработки ГЭС на 7% и ВЭС на 4%.

«Прогнозируется, что разрыв между спросом и предложением СПГ возникнет в середине 2020-х годов и сосредоточит внимание на необходимости дополнительных инвестиций для увеличения предложения и удовлетворения растущего спроса на СПГ, особенно в Азии»,— сообщает Shell.

По данным Shell, в 2021 году США стали лидером по увеличению поставок в мире, нарастив их на 24 млн тонн. Как ожидается, в 2022 году США обойдут Австралию и Катар и станут крупнейшим в мире экспортером СПГ благодаря увеличению мощностей по сжижению газа. Россия занимает четвертое место по объему поставок СПГ на мировом рынке в 2021 году. Спрос на СПГ в 2021 году больше других нарастил Китай (на 12 млн, до 79 млн тонн), обойдя тем самым Японию по объему импорта СПГ.
Как замечает Мария Белова из Vygon Consulting, текущая законодательная инициатива Европейской комиссии касается запрета на заключение газовых контрактов, истечение которых наступает после конца 2049 года. Но это не ограничивает компании в праве сегодня заключать традиционные долгосрочные контракты сроком порядка 25 лет. Самое длинное из текущих соглашений «Газпрома» с европейскими компаниями истекает в 2040 году (речь идет о контракте с австрийской OMV). Если учесть, что в 2030 году только 30% СПГ, планируемого к поставкам в Европу, по условиям контрактов точно будут доставлены на континент, это создает значительные риски для потребителей. «Как минимум речь идет о ценовом риске, ведь для того чтобы привлечь в регион дефицитные объемы СПГ, цены должны быть сопоставимы или даже выше азиатских»,— отмечает Мария Белова. Логично, что страны АТР, прогнозируя в регионе почти двукратный рост спроса на СПГ в ближайшие 20 лет, заключают долгосрочные контракты, которые обеспечат им стабильность импорта и предсказуемость цен. Европейским странам, которые также планируют наращивать объемы импорта СПГ, «стоит поступать аналогичным образом, причем не только в части СПГ», считает аналитик.